Обложили дикого кабана

Обложили дикого кабана

С конца декабря 2019- го в Беларуси введен временный запрет на ввоз свинины и некоторой другой продукции из двух регионов России: Ставропольского края и Республики Адыгея, Индонезийской провинции Северная Суматра, а также Любушского, Нижнесилезневского и Великопольского воеводств Польши. А с 24 января 2020-го – из Пиротского и Борского округов Сербии. Причина тому – вспышки заболевания африканской чумы свиней.

Повод опасаться?

О сложившейся ситуации сообщает Департамент ветеринарного и продовольственного надзора Минсельхозпрода Беларуси со ссылкой на Всемирную организацию по охране здоровья животных. Чтобы избежать заноса вируса в нашу страну, из вышеназванных регионов запрещено провозить живых свиней и их мясо, продукты переработки, а также зоопарковые и цирковые восприимчивые виды животных, ряд кормов и некоторую другую продукцию. В них может содержаться возбудитель заболевания. Правда, это не единственная мера предосторожности. Другие уже не первый год действуют в Беларуси, в частности, на малой Гродненщине.

– Те, которые применяются на свиноводческих объектах, не стали более лояльными, – подчеркивает главный ветеринарный врач Гродненского района Сергей Кравцевич. – А поскольку на нашей территории не фиксируется вспышек АЧС, то можно говорить о том, что биологическая защита работает.

Постоянно ведется отбор патматериала (селезенок) от двух процентов животных, которые поставляются на мясоперерабатывающие производства, в том числе хозяйств. Это делается даже в том случае, если специалист не видит каких-то признаков недуга у свиней. Проводятся исследования вынужденно убитых и павших особей на фермах и комплексах. Материал от них обязательно поступает в ветеринарную лабораторию для исключения у животных вируса АЧС, также проводится вскрытие.

– Поскольку у стран-соседей складывается не очень благоприятная эпизоотическая ситуация, то нашим свиноводческим объектам стоит усилить вопросы ветеринарной санитарии, – добавляет он. – В частности, необходимо как можно чаще перезаправлять дезинфекционные барьеры на въездах и выездах, дезковрики, ванночки. Важна и регулярная смена спецодежды.

И мышь не проскочит

К слову, именно так и поступают в СПК имени И. П. Сенько, где на комплексе «Комотово» и ферме «Саволевка» насчитывается порядка 32 тысяч свиней.

– Чтобы по максимуму исключить вероятность заноса АЧС, нужно контролировать всё и везде. И речь здесь не только про регулярные ветеринарные осмотры животных на свиноводческих объектах. На входах и выходах там стоят видеокамеры, которые фиксируют происходящее. Посторонним пройти не удастся. В производственную зону могут попасть только те, кто числится в списках. С собой им нельзя проносить ни еду, ни другие вещи. Все без исключения принимают душ и одевают специально подготовленную сменную одежду, – рассказывает про особый контроль главный ветврач свинокомплекса СПК имени И. П. Сенько Андрей Щербацевич.

На сегодня огромный риск заноса каких-либо патогенов – транспорт, который заежает на территорию, например, чтобы забрать свиней. Несмотря на то, что его моют и дезонфицируют до этого, например, на мясокомбинате, тут повтороно выполняют последнюю процедуру. Следят и за остальной техникой, в том числе регулярно проводят комплексную мойку с обработкой. Внимание – и кормам. Так, все добавки, которые поступают с ними животным, безопасны. Это подтверждается лабораторными исследованиями.

Здесь борются и с непрошенными гостями: дикими животными и птицами, ведь они могут занести АЧС и другие заболевания на объект.

– Территории и свинофермы, и свинокомплекса огорожены. Первая линия защиты – сетка-рабица, вторая – забор из бетонных плит, – отмечает Андрей Щербацевич. – Стоит отпугиватель для птиц. Считается, что основными переносчиками вируса АЧС в природе являются дикие кабаны.

Вынужденная осторожность

Уже не первый год ведется снижение численности этих животных. Охотникам, добывшим их, не разрешают забирать ни мясо, ни трофеи. Взамен – материальная компенсация в три базовые величины (81 рубль), а пользователю охотугодий – в четыре базовые (108 рублей). Дикий кабан беспрепятственно мигрирует из-за рубежа к нам и обратно. На 1 марта 2019-го в Гродненском районе насчитывалось 43 особи, а по итогам прошлого года было добыто 129. Кстати, 70 отстрелили в 20-километровой зоне от свиноводческих объектов. Специалисты проверяли все туши на наличие возбудителя, а после утилизировали.

– Так или иначе концентрация диких свиней снижается. Это даже можно проследить по количеству ДТП с участием лесных обитателей. В общей сложности за минувший год в регионе их было 389. С участием дикого кабана – 6. Для сравнения: в авариях пало порядка 150 косуль, – приводит статистику главный охотовед Гродненского государственного производственного лесохозяйственного объединения Евгений Ашаев. – Если говорить про охоту, то дикого кабана стало сложнее добыть из-за низкой численности. По статистике, только каждый пятый выход с ружьем заканчивается результативно.

К слову, не раз приходилось слышать мнение о том, что из-за уменьшившегося количества диких кабанов в лесах волк станет выходить к деревням в поисках того, чем бы поживиться.

– Такое развитие событий для нашего региона маловероятно, – считает Евгений Ашаев. – Та же косуля входит в пищевую цепочку хищника, и он скорее переключится на нее, чем пойдет к подворьям. Всетаки дикие животные достаточно осторожны. К тому же в нашем регионе самая маленькая численность «серого» в республике – около 100 особей.

На заметку

 

Как распознать АЧС? Как правило, инфицированные свиньи не активны, отказываются от корма и питья. У них могут наблюдаться проблемы с пищеварением, дыханием, выделения из носа и глаз. Кроме того, появляются темно-фиолетовые с красным отливом пятна на теле и голове. Первые симптомы проявляются обычно через три-пять дней после заражения. Однако болезнь может протекать молниеносно, то есть животное умирает в течение 24- 48 часов без каких-либо явных признаков. Заболевание крайне заразное и практически во всех случаях заканчивается летальным исходом. На данный момент вакцины от АЧС не существует. Умерших животных захоранивают или сжигают.

 

Артем Бурчик, газета «Перспектива»